4 Апреля 2018 09:55

Россиянам разрешат заработать на «дарах леса»

Россиянам разрешат заработать на «дарах леса»

Госдума позволила гражданам России беспрепятственно собирать валежник для своих нужд. На очереди — законопроект о свободной продаже грибов и ягод в заготовительные конторы. Нужен ли населению полный доступ к «дарам леса», почему на российских грибах зарабатывают китайцы с поляками и можно ли накопить на машину благодаря «тихой охоте».

Откуда дровишки

Законопроект о валежнике нижняя палата парламента окончательно одобрила 3 апреля. Ранее для сбора сухих веток и упавших деревьев в лесу требовалось особое разрешение. Причем нарушителей ждало суровое наказание — от штрафа до двух лет тюрьмы. Дело в том, что леса, в том числе и сухостой, считаются госсобственностью. Согласно прежним нормам, тот, кто собирает валежник — неважно, для растопки печки дома или для костра на пикнике, — ворует у государства.

При этом валежник считается одной из причин лесных пожаров, он мешает здоровым деревьям, поэтому его необходимо убирать. К парламентариям из разных регионов давно обращались с просьбой отменить абсурдную норму и разрешить сбор веток, упавших и мертвых деревьев.

А ведь за валежник действительно судили. Так, в 2015 году прокуратура Миасса попросила привлечь к ответственности 63-летнего гражданина, срубившего 13 сухостойных деревьев. Ущерб оценили в 4128 рублей. Нарушителю грозило до двух лет тюрьмы по статье 158 УК РФ, часть 1 — тайное хищение чужого имущества. Суд вынес оправдательный вердикт. В Пермском крае было судебное разбирательство из-за почти 50 срубленных сухостойных деревьев общим объемом 43,8 кубометра и более ста сырорастущих деревьев. Приговорили к двум годам условно, причем зачли и «мертвый лес».

В соответствии с новым законом, с 1 января 2019 года валежник в России считается недревесным ресурсом. То есть фактически приравнивается к грибам и ягодам, а их можно собирать свободно.

Грибы на два миллиарда

Но и с дикоросами не все так просто. Сейчас грибы и ягоды частники собирают в основном, чтобы продавать на рынках. В Минсельхозе хотят вовлечь людей в промышленный процесс. В Госдуме предлагают разрешить массовый сбор грибов и ягод и их продажу в заготовительные конторы. На сегодняшний день для этого требуется арендовать определенный участок земли — сроком минимум на десять лет.

В Минсельхозе сетуют на то, что ягоды Россия в основном импортирует. Дескать, незачем поддерживать зарубежных производителей — нужно осваивать свои леса. Ранее министр сельского хозяйства Александр Ткачев отмечал, что дикорастущими грибами страна может "накормить полмира". Но Россия закупает грибов за границей на два миллиарда долларов в год, а большая часть своих дикоросов сгнивает — собрать не успевают.

Почему так происходит? Во-первых, не хватает рабочих рук. Кроме того, в отличие от советских времен, нет отлаженной системы покупки грибов и ягод у населения. Наконец, российский рынок дикоросов практически полностью находится в тени.

Окно в Европу

Объем рынка грибов-дикоросов в России оценивается в шесть-семь миллионов долларов в год. На каждый регион или область, в зависимости от площади территории, приходится от одного до десяти скупщиков грибов — крупных концентраторов, на которых работают делянки и специально набранные бригады. Урожай продают заготовительным конторам, принадлежащим перекупщикам. Грибы солят, маринуют и везут в крупные города. 

«Все это — полностью теневая экономика и исключительно черный нал, никакими налогами не пахнет: 95% дикорастущих грибов проходят именно такой цикл», — отмечает руководитель Союза грибников России Михаил Вишневский.

По его словам, никому и в голову не приходит взять в аренду участок леса для сбора грибов, как этого требует закон, — один год может быть урожайным, а на второй там ничего не вырастет. Поэтому, как считают в союзе, предложение парламентариев выглядит скорее как попытка постфактум узаконить процесс, который «происходит уже давно». 

Собранные полулегально грибы попадают не на внутренний рынок, а в Европу — через Белоруссию и Польшу. Европейский потребитель, как правило, об их российском происхождении не знает. 

«Поскольку в Европе категорически не хотят есть русские грибы, все они идут туда под видом белорусских, польских или, как вариант, латвийских. Это давно налаженный бизнес», — констатируют в союзе.

Заработай на машину

В российских лесах произрастает порядка 200 видов съедобных грибов, собирают около двадцати. Но этого вполне достаточно, чтобы и внутренний рынок насытить, и за рубеж отправлять. Потенциал рынка сбора, переработки и экспорта дикоросов эксперты оценивают в 600-700 миллионов долларов в год. 

В СССР рядовые граждане были непосредственными участниками грибного бизнеса. «Тихой охотой» занимались все кому не лень, продукцию сдавали на пункты приемки потребкооперации. Дело было прибыльным: в деревнях маслята скупали по 18 копеек за килограмм, а за килограмм белых грибов давали до 40 копеек.

Сейчас же, как отмечают в отрасли, понятие грибоварни не существует, а слабое звено в бизнесе дикоросов — трудовые ресурсы. Сбор грибов — ручной труд без всякой автоматизации. Специалисты указывают: людей заинтересовать можно, но, как и в советские времена, нужна система закупки и переработки.

«Блестящий пример — Томская область. Фактически там воссоздана советская кооперация: действует целая сеть пунктов, куда можно сдать свою продукцию», — отмечает Сергей Бобылев, профессор кафедры экономики природопользования экономического факультета МГУ.

«Все поставлено на поток, за сезон три человека средней ленивости могут заработать на машину», — добавляет он. 

Заградительная аренда

В Руспродсоюзе не уверены, что отмена норматива об аренде делянки сделает рынок более эффективным. По мнению отраслевой организации, сбор грибов — достаточно организованный бизнес: там, где есть заготовительные пункты, грибы приносят без всяких разрешений.

«В пиковый год по грибам заготовители привлекают много людей. То есть выступают в роли организаторов процесса. Без аренды возникнет стихийный рынок, и будет неясно, кто закатал у себя дома на кухне в промышленных объемах, а кто сдал на заготовительный пункт», — говорит Дмитрий Востриков, исполнительный директор Руспродсоюза.

С другой стороны, аренда лесных земельных делянок служит и защитной мерой, поскольку это условие получения экспортной лицензии. Так, около 70% дальневосточного и сибирского кедрового ореха из России экспортируется в Китай. В случае отмены аренды за экспорт возьмутся китайские предприниматели, и с лицензиями сложится неопределенная ситуация.


Источник: www.ria.ru

Поделиться ссылкой:
Посетите нас в социальных сетях:

ВСЕ НОВОСТИ
АРХИВ НОВОСТЕЙ
ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

Поиск
Rss
vkontakte
ok
instagram
instagram